суббота, 29 декабря 2018 г.

Провожая год, объявленный годом благотворительности. О роли благотворительности в защите капитализма и порождаемой им нищеты.


Благотворительный «туман».



Год волонтерства и благотворительности, объявленный в России в 2018 году заканчивается. Подытожить свои соображения о благотворительности хотелось бы и мне в нижеприведенной статье.
Официальное, поддерживаемое властью и, потому, распространенное в обществе отношение к благотворительности основывается на ряде постулатов и утверждений, с которыми я в корне не согласен. Более того,  эти несогласия заставляют взглянуть на благотворительность не как на результат прогресса человечества, а как на результат его деградации, и что самое важное, как на явление, порождающее и преумножающее нужду и нищету, то есть то, для борьбы, с чем оно якобы призвано.

Наверное, правильнее начать с изложения позиции тех, с кем я не согласен и обозначения точек расхождения в позициях.
1.    Актуальность исследования вопросов, благотворительности вызвана обострением проблем оказания в современной России социальной помощи. Исследователи благотворительности заявляют, что «ее началом в России принято считать 988 год – дату крещения Руси. На протяжении веков сменялись формы благотворительности, виды помощи, создавались различные организации по поддержанию малоимущего населения и т.д. Но, в середине 90-х годов появились российские благотворительные структуры…» http://www.scienceforum.ru/2014/523/2924.
Обратим внимание, что исследователи период советской истории благотворительности почему-то замалчивают, перескакивая из 1917 года сразу в 90-е годы прошедшего столетия. Видимо он не вписывается в нарисованную ими доктрину благотворительности.  Далее они пишут, что  «девяностые годы уходящего столетия ознаменованы бурными переменами, вызванными реформированием финансово-экономической системы. В основе этих преобразований лежало желание построить эффективную экономику, повысить уровень благосостояния граждан. Однако, десятки миллионов наших соотечественников оказались за чертой бедности. Особенно страдают те, кто не может, причем не по своей вине, заработать себе на хлеб. Это тяжелобольные, престарелые, инвалиды, сироты, беженцы, вынужденные переселенцы». Однако, из совершенно верной констатации делается следующий вывод.
«В данных условиях, когда последствия финансово-экономических реформ ощущаются, прежде всего, социально незащищенными слоями населения, особую значимость в оказании помощи неимущим приобретает благотворительная деятельность». Т.е. после наступивших преобразований 90-х без благотворительности никуда!
Эти же авторы пишут: «Страна, которая совсем еще недавно (при социализме - мое) не ощущала социальных проблем такого рода, сейчас находится в полной растерянности, нерешительности, и подчас, в бездействии». И далее. После перехода России к капитализму «… очевидным стало положение, когда у государства не хватит ресурсов для обеспечения всех нуждающихся. Когда различные формы материальной помощи без партнёрского сотрудничества с коммерческими и некоммерческими организациями, без активного их привлечения и инвестирования благотворительных средств в сферу социальных услуг, будут малоэффективными».
Верно кроме одного! Выводов. Казалось бы, самое время обратить внимание на вопрос о том, почему, вдруг, после отказа от социализма стало не хватать денег на социальные программы. Почему альтернативу капитализму – социальное общество (социализм), как опробованный и эффективный способ решения социальных проблем даже не рассматривают? Опыт социализма в решении социальных проблем исследователям не только не интересен, но они бегут от него!
Почему, вместо напрашивающихся выводов о непригодности мер 90-х, признания их чудовищной ошибкой, ввиду очевидной противоположности результата в виде бедности,  мы видим  оправдание мер благотворительности и упование на них  как естественное и нормальное явление! Смена социализма капитализмом как бы тут не причем, и не связана с  таким ухудшением? Желание построить эффективную экономику, освободив бюджет от социальных трат – это ли не фиаско капитализма и политики нынешней власти, а так – милое недоразумение?!
И вот тут, мы как раз можем понять, почему из истории благотворительности вычеркнут социалистический период. А вычеркнут он именно, и исключительно для того, чтобы иной (социалистической) альтернативы помощи бедствующим государством, у читателей даже не возникало. А есть ли она – рассмотрим в предлагаемой статье.
В настоящей статье дается обоснование заключению о том, что защитники интересов олигархов, насаждая и оправдывая благотворительность, как путь помощи и спасения нуждающихся, на деле выступают за сохранение этой нищеты и порядков также неизменными, как и прибыли и выгоды самих олигархов.     
Идеологи олигархического капитала при нынешней социальной катастрофе,  без стеснения пишут именно о таком, охранительном для капитализма предназначении благотворительности. « Государство, будучи заинтересованным, в поддержании устойчивых социальных отношений, должно видеть в благотворительности один из важнейших рычагов управления в решении социальных проблем и, таким образом, способствовать развитию благотворительной деятельности, создавая, благоприятные политические, экономические, правовые и организационные условия для ее развития» https://studwood.ru/629125/sotsiologiya/blagotvoritelnaya_deyatelnost_sovremennoy_rossii Отковенно – здорово, браво! Социалистический опыт, который обеспечивал многие десятилетия социальную стабильность без благотворительности, даже не рассматривается, тогда как социальные завоевания соцстран неоспоримы. Социалистический опыт, очевидно, с  лихвой обеспечит благотворительность!  Никакого анализа, никаких ответов – почему это так. Просто – не рассматривается и все!
Эта позиция еще раз подтверждает, что наше государство не намеренно быть социальным, не намеренно брать на себя целиком социальные гарантии перед гражданами как это было при социализме,  обеспечивая им минимально-достойный уровень жизни, соответствующий уровню экономического развития общества.  Вместо этого, государство намерено и впредь, в деле обеспечения социальной  защиты граждан, уповать на благотворительность, держа массы «на подкормке» благотворителей, а не на социальных, гарантированных законом и бюджетом,  мерах поддержки.
Более того, опираться на благотворительность, а не на госгарантии (госбюджет) в деле обеспечения социальныхнужд, по мнению нынешних идеологов от власти, оказывается не так и плохо (о прогрессе государственного обеспечения нуждающихся, видимо, уже речи нет).  «В данных условиях, когда последствия финансово-экономических реформ ощущаются, прежде всего, социально незащищенными слоями населения, особую значимость в деле оказания помощи неимущим приобретает благотворительная деятельность. Появилась возможность (!) создания российских благотворительных фондов, которые специализируются в различных сферах. Наиболее привлекательными сферами являются: «поддержка научных, учебных проектов, семей погибших и раненых военнослужащих, помощь детским домам, больницам, предоставление средств на дорогостоящее лечение и др.»
Поразительно! Вот в чем нас хотят убедить без тени стеснения и опасения быть уличенными в шарлатанстве. Ну, прямо, настал праздник жизни – рай, да и только! Толпы нуждающихся! Наконец они появились! И, теперь, наконец, каждый гражданин сможет испробовать свои милосердные чувства сострадания на массовом «материале», который им благодарно предоставил капитализм. Ведь ранее при жестоком социализме  применить это милосердие на ближнем ни как не получалось. Оторвемся же в этом счастливом экстазе взаимопомощи! Нас опять за идиотов держат!?
2. Идеологи капитализма констатируют, обострение в современной России проблем «безработицы, увеличение категорий нуждающегося населения, недостаточное финансирование со стороны государства науки, образования, культуры и т.д. Все это приводит к поиску и совершенствованию иных, негосударственных форм поддержки социальной сферы. В свете этого, особого внимания требует осмысление такого феномена российского общества, как благотворительность». 
Однако, нам не отвечают на вопрос: общественный ли прогресс или, наоборот, деградация общества взывают к возрождению благотворительности? По моему глубокому убеждению, возрождение благотворительности не естественный  исторический и социальный            прогресс, а деградация общества,  вызванная как раз насилованием естественных процессов социализации производства, потребления, установления правил проживания, норм жизни, их обеспечения, разделения ответственности за благополучие каждого.
«В современном русском языке представления о благотворительности находят выражения в таких терминах, как «человеколюбие», «человечность», «дружба», «любовь», «милость», «милосердие»»   в чисто морально-нравственном значении. Однако, само по себе, это не означает, что рассмотрение вопросов благотворительности, ее  меняющейся роли и значении  в жизни общества должно происходить исключительно с точки зрения морали и нравственности, в отрыве и вне  взаимосвязи с ответственной государственной социальной поддержкой, вне отношений, складывающихся в процессе производства и распределения общественных богатств. Такой подход изучения явления благотворительности, позволял бы идеологам капитализма легко и в любой момент переиначивать сказанное, размывать понятия, уклоняться от логики своих рассуждений при первой же угрозе обнаружить неимоверную чушь своих рассуждений, граничащих с банальным шарлатанством. Чем они активно и пользуются, рассуждая о благотворительности как о неизбежном благе.
3.        «Одним из первых позитивных достижений перестроечной либерализации (1985-1991 гг.) в России была реабилитирована благотворительность. В начале 1990-х гг. благотворительность стала очевидным фактом социокультурной жизни и как явление получила официальный статус в основном законе страны. Конституции РФ 1993 г. гласит: «Поощряются добровольное социальное страхование, создание дополнительных форм социального обеспечения и благотворительности». Логическим продолжением этого было принятие 11 августа 1995 г. Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».
В соответствие с законом «благотворительные организации оказывают значительную помощь государственным структурам, беря на себя часть функций государства. При этом они оказывают еще и финансовую помощь помимо выполняемых функций. Следовательно, благотворительные организации в системе социальной помощи и защиты населения играют важную роль». Сторонники нынешней власти, представляющие крупнейший олигархический капитал, с радостью констатируют: «Основа для возрождения традиции благотворительности и меценатства уже есть. Это рождающийся сегодня средний класс российских предпринимателей».
Ну,  то, что класс предпринимателей это экономическая, финансовая основа, которую можно использовать для благотворительности можно принять, но ни как ни то, что они составляют нравственную, духовную основу благотворительности. Ибо правила ведения бизнеса по своей природе жестоки, безнравственны, бесчеловечны и подчинены главному – получению прибыли любой ценой, а потому, лишены сострадания к человеку. Глупо и наивно считать, что человек, посвятивший  всего себя служению капиталу, извлечению прибыли, служению, привносящему в нашу жизнь бесчеловечное и безнравственное, может считаться нравственной основой благотворительной деятельности. Проще поверить, что флаг благотворительности - бизнес может заставить держать власть или, и это более верно, его экономические интересы и стимулы (льготы, уступки, преференции, сохранение бизнеса и пр.).
Благотворительность бизнеса выгодна самому государству – вернее крупнейшему капиталу, который оно обслуживает, освобождая его от значительно больших затрат и гарантируя безопасность сохранения его власти. А морально-нравственная начинка, вставляемая капиталом в благотворительность, служит рекламным (мошенническим) приемом, привлекающим к вопросам благотворительности, и незаменимой ширмой для прикрытия самого наглого обмана и повторного грабежа капиталом уже обкраденного им на работе наемного работника. В этом, а не в утверждении справедливости и поддержании морально-нравственных порывов граждан и устоев общества, истинный интерес государства и представляемых им олигархов в сохранении и развитии благотворительности!

Ссылки на источники:
1.      studwood.ru/629125/sotsiologiya/blagotvoritelnaya_deyatelnost_sovremennoy_rossii
2.      http://mirznanii.com/a/211459/blagotvoritelnost-v-rossii




                О роли благотворительности при капитализме


Время, отведенное историей для благотворительности как миссии призванной, исправлять несоответствие уровня социально-экономического прогресса общества уровню гарантированной обществом нормы социальной защиты нуждающихся граждан - вышло. Вопрос обеспечения и реализации такого соответствия становиться уже не вопросом благотворителей, а вопросом политическим, всего общества, созревшего и способного реализовать эту цель в лице социального, социалистического государства!


«Благотворительность: норма жизни порядочного человека!» С этим утверждением, кажется, вряд ли поспоришь! Но так ли это?
2018 год объявлен годом волонтеров (благотворителей)! Почему? Как относиться к благотворительности, почему она, то входит в нашу жизнь, то незаметно уходит и потребность в ней вдруг исчезает? Каковы перспективы развития благотворительности и ее роли в развитии общества?
Действительно – оказание материальной и иной социальной поддержки нуждающимся, как ни назвать благом, т.е. тем, что приносит людям пользу и особенно в период нарастания социальных проблем? Но именно здесь и возникают вопросы, ответы на которые не так очевидны.
По сути, официальная, и потому распространенная в обществе оценка актуальности развития благотворительности заключается в следующем.
«За последнее время в российском обществе весьма расширилась социальная база личностей, нуждающихся в поддержке - инвалиды, многие пожилые люди, беженцы, переселенцы, бездомные и т.д. ... Это тот общественный фон, ... определил масштаб и остроту проблемы развития благотворительного движения в стране. Мероприятия, проводимые в рамках государственной политики, не снимают остроту проблематики указанных категорий населения. … Следовательно, необходим поиск ресурсов благотворительной деятельности…». http://www.scienceforum.ru/2014/523/2924.
Так ли это? Действительно ли, рост нужды и нуждающихся, а, следовательно, и потребности в благотворительности предопределен, неизбежен, естественен и нормален, наконец? И не пытаются ли нам это просто внушить, причем навязчиво и агрессивно? А если – да, то кому это надо, в чьих это интересах и к чему это приводит?
Почему-то, когда я слышу о благотворительных акциях, меня не покидает чувство прикрытой лживости, порочности и, порой, омерзительности действа, неловкости, стыдливости ситуации в которую попадают одаряемые. Может из-за того, что позорная неспособность нашего общества дать человеку принадлежащее ему с рождения право на жизнь и заботу, должное быть охраняемым и обеспеченным обществом, превращается им в повод для гордости. А ведь речь не идет о коренном изменении благотворительными действами положения бедствующих в целом, речь идет лишь о разовой помощи, дополнительным глотке воздуха тонущему, или куске хлеба обреченному на смерть от голода.
Можно услышать в ответ: «Но благотворители спасли много жизней!» Но в том то дело, и именно это крайне удивительно, то что мы - общество, направляем огромные душевные, материальные силы и энергию на спасение некоторых из нуждающихся, тогда, как значительно меньшими затратами можно решить вопросы спасения подавляющей их части, если не всех.
Благотворительность - как вид социальной помощи
Давайте оттолкнемся от понятия – социальная помощь. Что это? Прежде всего, «помощь» - это удовлетворение потребностей, нужды. Удовлетворение от первейших (простейших) потребностей – физиологических (еда, вода, одежда, жилье, здоровье и пр.) до более сложных психологических (любовь, дружба, уважение и самовыражение и пр.). Без удовлетворения первейших - нет потребностей более высокого уровня. Удовлетворение потребностей ведет к повышению их уровня, к прогрессу личности и человечества в целом. Неудовлетворенная потребность, которая угрожает безопасному существованию человека - бедствие. Причины же бедствий бывают естественного свойства и не естественного. Стихии - временные и внезапно возникшие бедствия. Они устраняются чрезвычайными мерами и не могут рассматриваться как определяющие процесс в целом.
Бедствия же социальных процессов (последствия воин, нищета, бездомность, болезни, безграмотность и прочее), порождаются складывающимися веками и десятилетиями процессами внутри общества. Прогресс общества обуславливает его возможность преодолевать социальную нужду или гарантировать защиту от ее пагубного действия. Эта возможность определяется исключительно степенью экономического потенциала общества. Именно поэтому социальные бедствия общество не только способно преодолевать (как и стихийные), но и способно, познав объективные законы своего развития, и при определенных условиях ликвидировать социальную нужду.
По источникам финансирования, социальная помощь разделяется на государственную социальную поддержку (политику) через госбюджет и добровольные частные (благотворительные) пожертвования. Т.е. благотворительность - частная социальная помощь при отсутствии (недостатке) государственной. Сила и привлекательность благотворительности состоит в том, что она основана на эмоциях и личностных переживаниях - это выплеск душевной доброты с деятельным желанием помочь нуждающимся в удовлетворении их духовных, нравственных материальных потребностей, что позволяет ее считать святым делом. И это правда. Но далее, мы рассмотрим как эту святую силу и привлекательность, подчинил себе, поставил на службу своей безмерной алчности, жестокости и безнравственности, крупнейший капитал, потрясая невинностью и святостью благотворительности при первой же угрозе быть разоблаченным в этом интересе.
История благотворительности – история ее соотношения с государственной поддержкой.
Начиная с 19-20 веков, с вовлечением в производство материальных благ все большего числа людей, главнейшим источником социальной поддержки все в большей степени становилось государство как регулятор общественных отношений и аккумулятор (владелец) все более значительной доли произведенных обществом богатств.
Слияние и сила каждого из двух потоков богатств частных и аккумулированных государством, определяет состояние и судьбу благотворительности. И сегодня, вопрос о благотворительности и ее роли, по сути, есть вопрос об изменении соотношения доли частной социальной помощи гражданам с долей государственной поддержки, а также вопрос обоснованности в конкретный исторический период такого соотношения, установленного обществом.
При объективном материалистическом подходе нельзя отрицать, постоянно увеличивающийся потенциал общественного богатства, создаваемого коллективным трудом, при уменьшении богатств, создаваемых трудом частным (индивидуальным). К этому ведут объективные пути развития производственных отношений: разделение труда, концентрация производств, повышение производительности и эффективности производства, понижение себестоимости производимого продукта и прочие процессы, составляющие экономический прогресс общества. А коль доля коллективно созданной массы материальных благ возрастает, то и возрастает роль государства (представителя общества) , как аккумулятора, регулятора и распределителя этой массы, с использованием ее в интересах тех, кто ее создал. И именно интересы общества диктуют государству их представляющему, брать на свои плечи общественно-значимую социальную поддержку нуждающихся граждан. В указанных условиях, обеспеченный прогрессом человечества, рост общественного богатства, при его общественном распределении, делает частную благотворительность не только не нужной, но и излишней, «пятым колесом в телеге», атавизмом, оставшимся со времен, когда индивидуальный труд занимал хоть какое-то существенное и заметное место на фоне разрастающегося производства общественного. Экономический прогресс создает, а вернее уже давно создал все материальные предпосылки, для воплощения в реальность процесс превращения из нормы жизни подавляющего числа членов общества – нищета и бедность, в норму жизни – для каждого достаток, а норму – достаток, со временем, в норму - изобилие.
Однако, имеется расхожее мнение, что этапы изменения соотношения долей благотворительной и государственной помощи, зависят не от прогресса производства, обеспеченного ростом общественного участия в создании материальных благ, а исключительно от «смены идеологии, …наличия глобальных эпидемий… региональных, этнических, социально-экономических войн и конфликтов, массового голода». studwood.ru/629125/sotsiologiya/blagotvoritelnaya_deyatelnost_sovremennoy_rossii). Нас убеждают, что «…Благотворительность как социокультурное явление существует на всех этапах развития общества и реализуется через формы, адекватные отдельной эпохе».
Иначе, нам говорят следующее. Во-первых, благотворительность как явление негосударственной (частной) поддержки нуждающимся – вечна. И, во-вторых, меняются только ее формы адекватно той или иной эпохе. Вообще, указанный источник очень импонирует своей непосредственностью, правдивостью и ясностью. В отличие от большинства, выражающихся не смело, и, потому, не внятно. Теперь нам ясно, на какой главный спорный вопрос надо ответить, чтобы распутать весь клубок проблем для понимания явления благотворительность. Ведь в самом понятии благотворительности, понимании ее как разновидности (материальной, натуральной) социальной помощи с невозможностью ее существования без любви и сострадания к ближнему, благородных порывов людей, разногласия, видимо, нет. Разногласие есть в понимании развития этого явления. Развития - бесконечного через смену форм этой помощи от рождения до отмирания.
Почему при социализме общество в благотворительности не нуждается, а капитализме без нее не выживет?
Давайте разберемся. Вопрос о благотворительности, как и вопрос изменения соотношения ее доли с долей государственной поддержки и обоснованности установления такого соотношения в обществе, это не столько вопрос морали, сколько вопрос защиты экономических интересов социальных групп, участвующих в общественном производстве и распределении его продуктов. Соотношение долей благотворительности и гос.поддержки, определяется и не может определяться общественным характером производства и частной (при капитализме) или общественной (при социализме) формами присвоения (распределения) его результатов. Нынешней капиталистической форме частного присвоения - соответствует расширение роли благотворительности при уменьшении доли государственных социальных гарантий с передачей их на откуп частным лицам. Социалистической же общественной форме присвоения соответствует обратное – абсолютизация гос.поддержки с исключением благотворительности . И это логично. Нет частного присвоения богатств, нет и частной социальной поддержки на нем основанной.
Но, и социалистическое и капиталистическое государство - оба, провозглашая себя социальными (призванными обеспечить и гарантировать достойную жизнь и развитие человека), закрепляя свой социальный характер конституционно, отдают предпочтения разным источникам финансирования своих же гарантий социальной поддержки. А это уже не логично! Кто-то очевидно лжет. Утраченная логика конституционных заверений объясняется практикой, которая отличается от провозглашенной в них «социальности» капиталистического государства. При капитализме социальная поддержка становится делом и государственным и благотворительным (частным). Причем значению негосударственных частных источников капиталистическое государство отводит все большую роль.
«Социальность» же капиталистического государства это лишь идеалистические рассуждения, которые формально принимают современные правительства, государства, признаются обществом, как порядочные и необходимые. Однако, при первой же попытке властей реализовать эти идеальные рассуждения о «социальности» государства, они сталкиваются с жесточайшим противодействием этих «цивилизованных» правительств и обществ в реализации должных быть гарантируемых ими же, этих же цивилизованных мер государственной помощи нуждающимся из бюджета.
Удивительно, но фраза о благотворительности, как норме жизни порядочного человека, очевидно, распространяется только на нас с вами, но ни как не на государство представляющего капитал! Ибо это несет риск затрат конкретного человека (благотворителя).Когда речь идет о тратах из карманов граждан – власть взывает к их порядочности, моральным принципам и позывам. А вот когда речь логично заходит о тратах из карманов капиталистического государства, уж извините, какая тут порядочность ибо это грозит тратами госбюджета (а как мы увидим дальше, на самом деле - уменьшением личных доходов владельцев предприятий и иных капиталов)?!
Но, постойте, скажут, у нас же справедливое народное государство, придерживающееся приличий, которому не жаль денег для своих же граждан! Как так может быть? Не верим! Ложь! У государства просто не хватает денег в бюджете! А вот тут извините! Давайте все-таки определимся, что мы хотим? Что у нас приоритетно? Установить и обеспечить гарантированные конституцией права на социальную поддержку? Или гарантировать обогащение немногих за счет оставшихся масс? Имеет ли государство право называть себя социальным, считать себя социально-ответственным, если оно делит свою социальную ответственность, перекладывая ее на другие, частные источники финансирования? И имеет ли это «перекладывание» ответственности сколь-нибудь существенное значение для самих нуждающихся? Ответ для кого-то достаточно очевиден! А для кого-то и нет! Вот мы и пришли туда, куда и должен прийти каждый, кто действительно желает разобраться в вопросах, обозначенных в начале.
1. В силу ли «естественных» причин современное общество не может решать социальные проблемы исключительно государственными ресурсами?
2. Так ли неизбежно в современном обществе использовать и развивать ресурсы благотворительности?
А, по сути, мы пришли к вопросу – кто кого и зачем дурачит? И если до настоящего момента ответы лежали на поверхности, то с этого момента ответы будут все более погружаться в груды идеалистического мусора и лжи, причем настолько, что различать реальность и обман станет все сложнее. Тем более, некоторые извращенные умы умудряются, не получая должного отпора, эти зловонные нагромождения мусора лжи выдавать за «замки» благополучия и пристойности.
Постараюсь ответить на поставленные вопросы объективно, без риска уйти в мечту от реальности.
Два вида социальной поддержки (частная и государственная) активно жили в наших традициях в той или иной форме вплоть до Октябрьской революции 1917 года. Однако, после 1917 года, при социализме, традиции благотворительности, как вида частной (негосударственной) социальной помощи практически ушли за невостребованностью. Ушли, чтобы снова вернуться с возвратом к капитализму.
По мере того, как государство принимало на себя меры социальной помощи членам общества, а не перекладывало это в частные руки, оно приобретало, реализовывало на деле призвание своей «социальности». Эту миссию государства все более обеспечивал прогресс производства, неуклонно увеличивая производительность и качество труда, и, соответственно количество произведенных обществом благ и богатств, с которыми общество в лице государства подконтрольного трудящимся (а не владельцам капитала), в состоянии поделиться с нуждающимися. Вряд ли кто будет спорить с тем, что сегодня, современный объем и уровень производимых обществом богатств, позволяет на регулярной и гарантированной государством основе покончить с голодом, нищетой, обуть, одеть, не дать умереть на улице тем, кто составляет армию нищих, гарантировать такие социальные блага как доступность к таким благам, как: достойное жилье, образование, спорт, наука, творчество, здравоохранение, сокращение рабочего дня, повышение пенсионного обеспечения и сокращение срока для выхода не пенсию и многие другие. Вопрос только в одном. А именно в общественном устройстве, нормах и законах, которые регулируют жизнь общества. На сегодняшний день существует лишь два основных общественных устройства – капитализм и социализм. Мы видели и знаем, что при социализме потребность в благотворительности исчезает, а при капитализме она растет. В чем тут дело?
Откуда же социалистическое государство брало деньги на финансирование социальной поддержки, и почему их недостает при капитализме?
Социальная помощь в виде государственной или благотворительной поддержки, в конечном итоге, вопрос перераспределения, произведенных обществом богатств, в пользу крайне нуждающихся, которые не способны к достойному самообеспечению. Например, человек лишился возможности зарабатывать, и тогда мы ему или подаем (благотворительность) или выплачиваем достойную пенсию, пособие (государственная поддержка). В первом случае мы достаем деньги из своего личного кармана, во втором - из государственного.
Следовательно, чем полнее государственный карман, тем менее потребность тратиться из личного, прибегая к благотворительности.
Казалось бы, и в первом и во втором случае государство живет налогами от доли произведенных обществом материальных благ, и именно от этого зависит его щедрость в удовлетворении нужд членов общества, и никак не зависит от общественного строя (капитализм или социализм).
Однако это не так. При социализме, все произведенные всем обществом богатства (после выплат на поддержание развитие самого производства и зарплат) поступают в распоряжение самого общества. А именно, произведенные всем обществом богатства переходят государству практически целиком через налоги, отчисления государственных предприятий и социальные расходы самих государственных предприятий. Общество, исполняя Конституцию и волю большинства, действуя в его интересах, через уполномоченные органы (государство и его предприятия) в своих интересах перераспределяет эти средства. Крайняя нужда, членов общества, если и существует при таком распределении, то удовлетворяется на столько, на сколько позволяет объем произведенных обществом и конкретным предприятием богатств, финансируется социальным государством и предприятием. Таковы законы социалистического государства, такова финансовая база реализации своей социальной сути, таков механизм реализации мечты о порядочном обществе. Без него, такие мечты – утопия.
А вот при капитализме – все произведенные обществом богатства (после выплат на поддержание развитие самого производства и зарплат) делятся на средства государственного бюджета и личные накопления хозяина производства. Причем, этот дележ осуществляет сам же хозяин, (либо его представители) через органы власти (почему так получается разговор отдельный), который крайне заинтересован в увеличении части богатств переходящих в его личную собственность.
Т.е. большая часть свободных от непосредственного участия в производстве средств поступают не всему обществу их создавшему, а небольшой группе хозяев капитала и потребляются по их личному, а не общественному усмотрению. Их распределение обществу (по факту, и это тоже отдельная тема) не подконтрольно. Именно это обстоятельство образует в бюджетах кап.стран «дыру», через которую произведенные обществом богатства перетекают в личные карманы олигархов, порождая катастрофическую нехватку средств на социальные нужды. Именно в этом причина того, что возрастающий уровень развития общественного производства не дает расти уровню социальной защищенности членов общества. Эта диспропорция позволяет все возрастающими экономическими достижениями обогащать прежде только собственников и прежде всего, крупнейшего капитала. И, что примечательно, чем выше темп роста экономического потенциала общества, чем выше доходы олигархов, тем ниже темпы роста благосостояния и возможностей большинства его членов.
Именно указанные причины порождает нехватку средств на социальные нужды, и, как следствие, потребность в деятельности благотворителей. Деятельности, подогреваемой чувствами сострадания и буржуазной пропагандой, с тем, чтобы компенсировать вышеуказанное «присвоение» с помощью мизерных благотворительных сборов с нищих для еще более нищих!
И здесь рассуждать об идеалах порядочного общества можно сколь угодно. Благо, эти рассуждения никак не затронут финансы владельцев капитала. Более того, вам даже предложат и обяжут внушать мысль о внутренней порядочности каждого, кто будет финансировать порядочность общества через благотворительность. Не правда ли – замечательный финт!
Капиталистическое государство (временно даже отбросив его финансовую ангажированность капиталом) недополучая в казну большей части произведенных членами общества богатств, доставшихся олигархам, не может получить и распорядиться ими на пользу общества, в достаточном размере даже для адекватного вознаграждения его членов социальными благами за проделанный труд. Что уж говорить о безработных и нетрудоспособных? Социальные (обеспеченные бюджетом государства) меры поддержки нуждающихся все более скудны, а волею и жадностью влияющих на законы капиталистов становятся все меньше.
И тут на помощь капиталу приходит благотворительность, которая личными средствами граждан, помогает государству капитала переложить финансирование социальной ответственности с государства на самих граждан, высвобождая огромные средства для нужд капитала и своего государства.
Так как капиталистическое государство заведомо не может обеспечить исполнение своей социальной функции, то все в большей степени, а иногда единственным источником получения средств, для оказания помощи наиболее обездоленным членам общества, является именно негосударственная благотворительная поддержка.
Нот в этом только экономическая обреченность капитализма на благотворительность. Есть обреченность и политическая, связанная с сохранением власти капитала, в лице его государства, поддерживающего указанные выше порядки и устои. Благотворительная помощь предотвращает рост социальной напряженности, чреватый сломом капиталистических порядков, ибо снижает риск спонтанного социального недовольства, способного перейти в организованный протест против существующей власти, вызванный сокращением государством затрат, на социальные нужды.
Именно в такой помощи благотворителей заключается их охранительная политическая функция, функция сохранения системы капиталистического обогащения меньшинства хозяев бизнеса за счет армии наемных работников.
Без благотворительности никак?
Идеологи капитала, изучая историю благотворительности, социалистический период, либо скромно замалчивают, либо выводят ему следующую характеристику. «Традиция российской благотворительности была нарушена революцией 1917 года. Идеология первых революции не допускала никаких форм благотворительности. Характерной чертой советского периода русской истории было провозглашение государством полной ответственности за решение всех социальных проблем, что привело к закрытию благотворительных организаций…». И опять - все … . Ничего более. Ни причин, ни анализа. Вскользь, конечно – «пнули» Детский фонд им. В.И. Ленина как свидетельство « существования острейших социальных проблем, например, массовой детской беспризорности, вынуждающих прибегать к организованным формам проявления милосердия и благотворительности». Конечно, умалчивая, что его деятельность начата только в последние годы социализма («перестройки»1987 года), когда экономика СССР требовала реформ и ее содержание составляла помощь при чрезвычайных стихийных, техногенных событиях: землетрясение, Чернобыль, война и пр..
Процитируем другой источник. «…На протяжении веков сменялись формы благотворительности, виды помощи, создавались различные организации по поддержанию малоимущего населения и т.д. Но, в середине 90-х годов появились российские благотворительные структуры, специализирующиеся в разных сферах…». http://www.scienceforum.ru/2014/523/2924 И все. О социалистической истории, связанной с благотворительностью ничего принципиально иного.
Скажите! Почему, изучая вопросы благотворительности, ее нужности, делая выводы о ее актуальности, во все времена и во всех обществах, история, когда общество прекрасно обходилось без благотворительности практически не рассматривается и умалчивается?! Что это как не боязнь вопроса? А боятся вопроса – значит бояться ответа.
Замечательно, как «объективные» капиталистические исследователи, изучая современную историю благотворительности, желают включить, насильно впихнуть в нее социалистические исторические периоды благотворительность, ибо без этого рушится научность их постулата «вечной и незыблемой благотворительности» при любом строе и формации. Как мачеха из сказки «Золушка», они не хотят поверить в то, что на «ножку» капитализма хрустальную туфельку социализма не натянуть. И, тем не менее, умелые слуги капитализма не покладая рук трудятся над этой задачей с тем, чтобы убедить нас в мысли о том, что социализм все-таки нуждался в благотворительности, но как-то идеологически стеснялся сказать об этом. Вот пример такого мастерства. «В кон. 80-х гг. XX в. государство признало необходимость предоставления возможности гражданам инициативно участвовать в социальной взаимопомощи, видя в этом не только путь к частичному освобождению государственного бюджета от расходов на социальные нужды (!), но и одно из средств формирования гражданского общества». Вот так! Ни больше и не меньше!
Ну, хоть здесь правды не умолчали. А как скрыть? Во как! Оказывается «преступный» социализм покусился на святое, лишив возможности благопристойным гражданам лично помогать нищим и обездоленным и государству. Социалистическое государство отобрало у них эту возможность, защитив людей от крайней нужды. Какое дикое коварство и жестокость! Вот оказывается, почему надо было вернуть нищету! Если рассуждать так, то чтобы воспитать благие и высокие чувства сострадания, надо больше покалечить птиц, животных и людей и собственное государство, для того, чтобы было о ком заботиться, помогать и сострадать!! Именно такие аргументы мы должны принять для обоснования необходимости благотворительности. Что это, как не верх наглости, пик надругательства над зачатками разумности! Ну да бог с ним! К главному.
А так ли безобидна благотворительная деятельность?
Ну, допустим, при капитализме без благотворительности нельзя, он ее предполагает своей природой! Но чем же плоха благотворительность, коль она есть? Она же не вредит обществу, тем более капиталистическому?
Так, например, ребенку из нищей семьи благотворители приносят праздничный продуктовый набор! Ты даешь бедному на хлеб, конфетку, или подаешь ему на паперти. Какой же тут «криминал» против нуждающегося?
Если смотреть на мир и общество, в частности, как на нечто неизменное и раз и навсегда данное, как и 1000 лет назад, то – да! Ничего плохого в этом нет. Это благо. Но это «благотворительность смирения» с миром, в котором нужда и нуждающиеся в социальной помощи его неотъемлемая и постоянная часть. Так относились к благотворительности в древней Руси, так многие относятся и сейчас. При такой благотворительности нет претензий к обществу и власти, допускающей доведение людей до крайности, нет позывов к справедливости распределения общественных богатств, изменить порядки, чтобы планомерно и массово уничтожать в обществе этот позор и унижение. В нем есть только жалость к несчастным и их судьбе, а также радость своей возможности помочь хоть одному из них. Радость благодетеля, которому повезло более иных не оказаться в такой ситуации.
Не отстало ли такое традиционное понимание благотворительности, как «благотворительности смирения» от многовекового прогресса человечества во многих вопросах. Не является ли оно нам навязанным заблуждением, крайне заинтересованными в этом группами?
Мы с таким воодушевлением отмечаем новые возможности, которые дает нам прогресс науки и производства. Но почему же мы с таким же упорством не желаем замечать новые возможности, которые дает это развитие в сфере социальной защищенности (справедливости). Сегодня даже вопросы пенсионного обеспечения и бесплатной медицины официально признали доступными обществу лишь в последние десятилетия, и только в результате борьбы нуждающихся за свои права, а не их естественности в силу роста общественного продукта и коллективного участия общества в их создании. Хотя и эти достижения прогресса уже пытаются вновь ликвидировать или минимизировать. Почему мы принимаем прогресс, но только до тех пот, пока речь не заходит о новых возможностях общества воспользоваться плодами достижений прогресса в социальных вопросах? В чем тут причина? Где логика? А логика в элементарной жадности групп наиболее состоятельных людей, подчинивших служению своим интересам государственную власть, определяющую порядок распределения общественного богатства в свою пользу, грабительски и беззастенчиво.
В современном обществе прогрессивный общественный характер производства (с массой наемных работников) сочетается с тормозящим развитие общества безвозмездным приобретением произведенных коллективно результатов труда (небольшой группой собственников производств). Неуемная жажда олигархов и иных представителей капитала к деньгам и возможностям, которые они дают, и прежде всего дающих им власть, препятствует обществу воспользоваться плодами своего прогресса – произведенных им богатств на общее благо и в соответствии со своими общественными интересами. Обеспеченная деньгами власть капитала охраняет столетиями приоритет личной наживы все сужающегося круга его представителей перед интересами общественными, большинства (работающих на капитал). В этом и состоит различие классовых интересов, порождающих классовую борьбу. А предугадать результат классовой борьбы меньшинства и большинства не так трудно.
Благотворительность и борьба классов.
В недрах нашего общества, в силу его природы, заложена мина классовой борьбы, питаемой антагонизмом (противоречием) интересов класса наемных работников и класса владельцев капитала, возглавляемого олигархами. Эта мина может, да и не раз взрывала в той или иной стране (обществе), ее устаревшие, мешающие прогрессу порядки. Побеждавшее в результате большинство ставило все на свои места в соответствии с реальностью и требованиями прогресса, их общественными интересами, в том числе разрешая вопросы ликвидации острых социальных проблем. В результате установления социалистических порядков традиционная смиренная благотворительность, существовавшая до них, становилась не востребованной. Ей на смену приходили деятельные государственные гарантии, обеспеченные нарастающим финансированием. Социальная помощь же иная «свободная» от материальной нужды, более развитая, не требующая материальных вложений, тогда выходила на передний план, становясь новым, более высоким уровнем отношений людей, являя их душевную доброту, не материально, а в виде поддержки друг друга морально, психологически и духовно.
Однако, такая перспектива привлекательна только для большинства членов общества. При таком общественном устройстве представители меньшинства олигархического капитала потеряют возможность безвозмездно присваивать себе неоплаченный ими труд большинства членов общества, что приносит им баснословные деньги и обеспеченную ими власть. Чтобы не допустить этого их класс не остановится ни перед чем. Как же им скрыть и не допустить потерю своих доходов и власти, и при этом сохранить в обществе, кишащем социальной незащищенностью и несправедливостью социальное спокойствие? Как увести членов общества от осознания абсурдности их положения, ничем не оправданной нужды, увести от осознания необходимости борьбы с этой несправедливостью?
Первый и наиболее эффективный метод противостоять борьбе за прогресс и справедливость – обман. Необходимо создать иллюзию нормальности ситуации. Надо внушить, идею всеобщего единства, отсутствие классовых противоречий и антагонизмов, что так было всегда, и ничего с этим не поделаешь, так угодно богу, так он нас испытывает.
А верхом пилотажа в указанном обмане является способность заставить самих угнетаемых почувствовать свою вину и ответственность за свое же угнетенное положение, помогать сохранять такое положение всеми доступными капиталу и его власти средствами. В ряду этих средств капитал отводит смиренной благотворительности значительную роль. Чтобы угнетаемый не задумывался о причинах порождающих массу нуждающихся, чтобы отвлечь его от борьбы сокрушающей капитализм, надо его понудить, заставить без тени сомнения в разумности своих действий с головой окунуться в обман благотворительности, ее поддержку и пропаганду. Не прекрасно ли?!
Нет в бюджете государства денег на лечение детей (ведь они присвоены капиталистом) – напустим армию благотворителей! Пусть менее нищие помогают своим собратьям по классу. Зачем трудящимся бесплатная медицина?! Пусть оплачивают! А кто не может – обращайтесь к собратьям через благотворительность! Пусть помогают! Кто посмеет упрекнуть БЛАГОТВОРЯЩЕГО!! Маленькие пенсии – благотворители вперед! А то и более - пусть дети сами содержат! Святой БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ долг детей! Кто посмеет сказать, что не так?! Безработица? Нищета? Благотворители – вперед! Или Вы звери – не христиане?! И вообще, зачем социальные траты в социальном государстве! ВСЕОБЩАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ!!! Никаких требований к властям! Требования только к своему карману и упования на себя! А социальное государство, спросите Вы? Вас отведут в сторону и скажут – «Ты сам-то в это веришь?». Будешь требовать социального государства – наплюют и забудут. Будешь требовать коллективно – ты враг единой капиталистической России! Агент врага!
А теперь подумайте, кто в выигрыше от такой благотворительности? Не смотря на рост произведенных богатств, армия бедных, нищих, нуждающихся в социальной поддержке не убывает, а растет, умножая состояния власть имущих. Т.е. чем больше мы поддерживаем благотворительность, тем больше тех, кто в ней нуждается! Тем больше социальных проблем. Продвинулось ли общество за 1000 лет хоть на шаг в оценке роли благотворительности? В своем большинстве, думается, нет. Хотя для продвижения в оценке изменяющейся роли благотворительности достаточно лишь честно, очищая от вздора и напущенного тумана идеологами капитала, взглянуть на вещи как они есть. То есть с позиций класса непосредственных производителей общественного богатства, который наиболее других пополняет тысячи «облаготворяемых», у которого с заднего крыльца тащат на 100 рублей, а подают в виде благотворительности на копейку. Отнимают одиночки-капиталисты, а подают всем миром.
Роль благотворительности в классовой борьбе и ее реакционная суть.
Явления, сродни благотворительности, используя цитаты того же Ленина– есть «жалкий компромисс интересов…, надувающий … призраком обеспечения и свободы, а на деле разоряющий …и выдающий с головой» (ПСС т.1,с. 292). Разоряющий, именно сохранением общественных порядков приводящих к нищете. Обыватель не замечает, что на самом деле благотворительность призвана прикрывать только «свободу приобретения», за счет массы обездоленных и в ущерб ей. И «если бы наше государство было не классовым государством, если бы политика его направлялась не интересами правящих классов, а беспристрастным обсуждением «народных нужд», — оно тысячу раз должно бы убедиться в необходимости устранения этих бедствий». (В.И. Ленин ПСС т. 1)
Однако, идеологи власти капитала «замазывают антагонизм современных русских общественно-экономических отношений, поступая так, как будто бы делу можно помочь общими, на всех рассчитанными мероприятиями по «поддержке», «улучшению положения»» и т. д., как будто бы можно было примирить и объединить. Они — реакционны, изображая наше государство чем-то над классами стоящим и потому годным и способным оказать какую-нибудь серьезную и честную помощь …населению. (В.И. Ленин ПСС т. 1)
Благотворительность, как и преподносимые нам «патриотизм», «духовность» и набожность реакционные составляющие одной идеологии. Идеологи капитализма через благотворительность, призваны напускать туман на окружающую реальность, в которой нет ничего, что бы не подчинялось борьбе двух классов, класса возглавляемого олигархическими собственниками капитала и класса наемных работников. Для этой миссии благотворителей капитал денег не жалеет — лишь бы, по словам того же автора «... отвлечь … от революционной работы (подчеркивание антагонизма, выяснение его пролетариату, попытки вывести этот антагонизм на дорогу прямой политической борьбы) на подобное заштопывание антагонизма, примирение и объединение. » (Ленин ПСС т.1 стр.284)
Мероприятия, подобные благотворительным, «… обращаются … в кроткие …полумеры, прозябающие от щедрот филантропических буржуа и приносящие гораздо больше вреда отвлечением эксплуатируемых от борьбы, чем пользы от того возможного улучшения положения отдельных личностей, которое не может не быть мизерным и шатким на общей основе капиталистических отношений» (В.И. Ленин ПСС т.1,с.244).
Выгоды капитала от благотворительности.
1. Обеспечение личной безопасности. Для капитала, благотворительность – это обезболивающее, успокаивающее и одурманивающие средство, которое он дает массам, чтобы подавить их попытки организованного сопротивления его господству и сохранению выгодных только ему общественных порядков, приводящие массы к нищете и несправедливости.
Интересно, что производится это, таким же, до примитивности простым, наглым, лишенным зачатков справедливости и совести способом! Плату за сохранение этих несправедливых общественных порядков, в интересах капитала, капитал и его государство перекладывает на самих жертв (наемных работников), в виде их широкого привлечения в дело благотворительности. Не понимать этого – ходить в потемках, которые строго охраняет господствующий класс.
А, между прочим, понять это не так легко, ибо на пути такого понимания стоит привлекательная идея всеобщего единения бесклассового общества. Группа небывалого богатства идет рядом с армией, доведенной до ужасающей бедности, идет с виновниками их бедственного положения «за ручку», не с тем, чтобы покончить с этой порочной системой, а с тем, чтобы ее сохранить. Улыбаясь друг другу, и своей святой миссии борьбы с нищетой, наемные работники (и так, не получая от собственника бизнеса полную оплату за проделанный труд), как один бросаются помочь своими благотворительными вкладами восполнить недоплаченные хозяевами предприятий суммы , для направления их на социальные нужды. Ну не идиллия?
2. Акт амнистии. Да и не столько капиталу нужны эти сравнительно мизерные благотворительные взносы нищих и не очень, наемных работников, сколько ему нужен акт прощения обществом системы, при которой владельцы капитала безвозмездно присваивают труд работников и произведенные обществом богатства, акт, закрепляемый благотворительным взносом.
3. Гуманитарная помощь своим жертвам. Являясь следствием отказа государства решать социальные проблемы раз и навсегда, имеющимися у нее средствами, – благотворительные траты для самого класса владельцев капитала, есть ни что иное, как оказание гуманитарной помощи, уже до крайности обескровленной ими части трудящихся, во имя продолжения возможности наживаться за счет остальной ее части. Причем, благотворительность лишь мизерная плата владельцев крупнейшего бизнеса (капитала) за зверство и не гуманность системы, которая ими создана, им выгодна и ими поддерживается.
И, все вышеуказанное, очевидно, отлично получается. Так, «из отчета "Форума доноров" и комиссии по благотворительности Общественной палаты РФ за 2010-2011 годы следует, что в России работает 301 благотворительная организация, правда финансовую отчетность открывают только 107 из них. Годовой оборот этих 107 организаций в 2010 году составил 23,4 миллиарда рублей. (Татьяна Тульчинская: Семь мифов о благотворительности. Подробности: ttps://regnum.ru/news/645071.html . Не думаю, что статистика сегодняшнего дня опровергает торжественное шествие благотворительности по все более нищающей России. Скорее — наоборот!
Каковы же реальные плоды, которые приносит благотворительность не капиталу, а бедствующим от него?
Искренняя благотворительность малообеспеченных, вызывая обоснованное одобрение, не играет существенной роли в решении вопиющих социальных проблем, о чем так помпезно заявляет государство капитала. Она не может быть заметна для общества, ибо несущественна (чем может помочь угнетаемый нищий другому нищему). Потому, такой благотворительности нужны надувающие ее значимость – пиар в СМИ. Для этого ни капиталов, ни дополнительных законов ни государственных поощрений не жалко, ибо это во спасение большего капитала! Но ведь есть и благотворительность состоятельных капиталистов. И она в денежном выражении занимает значительно более существенную роль? Не затрагивая уже сказанного о том, что их благотворительность вынуждена (как выбор меньшего из зол для самосохранения), затрону в этой связи другой важный момент.
Чем больше размер благотворительных взносов, тем более они питаются от источника плодящего нищету, от олигархического капитала, оставляющего себе большую часть произведенных обществом богатств, в ущерб социальным нуждам общества, а потому, тем более они неискренни и безнравственны. Количество денег переходит в качество, в свойства, содержание и дух благотворительности, превращаясь в явление отрицающее себя. Из инструмента удовлетворяющего социальные нужды в инструмент их порождающий! С помощью уловок капиталистического государства, благотворительность сама с ростом благотворительных взносов, превращается и укрепляет более многократно защиту нищеты и бедственного положения трудящихся, заменяя собой действительную борьбу с причинами, порождающими нуждающихся в благотворительности.
И здесь не надо путать виды благотворительности. Т.е. деятельности, вызванной бескорыстным позывом к помощи (первое) и гуманитарной помощью капитала (второе), вызванную эгоистичным самосохранением капиталистических порядков, эффектно использующую коварный и подлый обман для принятия лика (первого). Во втором случае благотворительность является реакционным, мешающим прогрессу развития общества явлением. Но и в первом (бескорыстном) случае она также может играть схожую коварную роль.
Вышесказанное отнюдь не отрицает, а предполагает наше деятельное участие в судьбе нуждающихся, в их социальной помощи и поддержке. Однако, со столь незначительной для обывателя, и столь значительной для представителя капитала разницей. Разницей в том, что эта помощь должна оказываться и приниматься с осознанием тем, кто ее оказывает и тем, кому она оказывается (донесением до одаряемого) истиной причины его бедствий. А причина таких бедствий состоит в антагонизме (противоречии) потребностей и жизненных интересов нуждающихся в благотворительности, с интересами и потребностями олигархического капитала, заинтересованного в сохранении общественного устройства и социальной политике, порождающих крайнюю востребованность в благотворителях.
Одаряемый должен осознавать, что назначение получаемого им «благого дара», ослабить самого «одаряемого» приливом любви и доброты к «дарящему», взамен отказа им от борьбы с существующими порядками, поставившими его в положение просящего. Покончить с этим противоречием интересов двух классов (трудящихся и владельцев капитала), покончить с порождением нищеты и социальной незащищенности возможно только организованным выступлением против этих порядков! Однако, по крайней мере, мне, не известна ни одна благотворительная или волонтерская организация, ставящая такую цель, а, следовательно, сознательно или нет, они объективно служат сохранению, закреплению и охране бедственного положения тех, кому «помогают», защищая и приумножая богатства представителей олигархического капитала.
Перед лицом расширяющейся гуманитарной катастрофы, капиталистическая власть, неизбежно призывает благотворительность спасти ее от попыток граждан объединиться в борьбе за решение своих социальных проблем путем понуждения власти к социальным (социалистическим) преобразованиям. Именно попыткой противостоять такому объединению, страх перед ним, понуждает власть капитала снова и снова мобилизовать свои силы под святым ликом благотворительности. Для этого она принимает законы о благотворительности, затрачивает немалые средства и ресурсы для поддержки благотворительных организаций, которые по факту становятся наиболее реакционными, антисоциальными силами в обществе - ее наиболее обманутой силами капитала части. В этом — ответ на вопрос о том, почему с возвратом к капитализму опять появились сотни благотворительных организаций, почему 2018 год объявлен годом волонтеров и благотворителей.
И коль уж неравнодушным к бедам окружающих, честным гражданам, представителям передовой и прогрессивной части нашего общества, которые не могут пройти мимо фактов вопиющей социальной несправеливости, выпадает возможность оказать из личных материальных и духовных резервов помощь, нуждающимся жертвам капитализма, то обязательно надо этим воспользоваться. Воспользоваться как средством пропаганды идей освобождения нашего общества от власти представляющей капитал, которая стоит и укрепляется, паразитируя и жируя на наших бедах, охраняя и приумножая свои личные накопления. Иначе, такая благотворительность превращается в оборотня, пожирающего одаряемого.

Н.Плотников